maryjanak (maryjanak) wrote,
maryjanak
maryjanak

Как правильно родить Бальзака

Как правильно родить Бальзака
(инструкция)
Предисловие. Совершенно четко помню, что всегда хотела детей. Замуж не хотела, не очень понимала, что это такое. Замужество тогда воспринималось как средство для рождения детей.
Это был май 1986 года. Прошло уже почти полтора года с нашей свадьбы. Много чего случилось за это время.
Во-первых, восемь месяцев назад до этого момента я родила мертвого ребенка. Стоп! Не ужасаемся. Это была чудовищная беременность. Я, здоровая девочка с бурным спортивным прошлым, даже и подумать не могла, что могут быть какие-то трудности – все в теории казалось очень простым и органичным. Но увы… Не гнущиеся в коленях ноги-столбы, впрочем, руки тоже были столбы. Узкие щелочки глаз на луне моего лица. Постоянный голод Гаргантюа. Очень быстро выросший живот-глобус позволял спать только сидя. А внутри этого живота находилось НЕЧТО – оно прыгало, бегало, металось из стороны в сторону, учило азбуку Морзе, отрабатывало удары из футбола и каратэ. Наверное, оно еще выкрикивало какие-то лозунги и размахивало флагами и транспарантами – по крайней мере, один из флагштоков постоянно колол мне под дых. Наконец, поняв, что амнистии не будет, и на свободу по УДО ему не выйти, НЕЧТО умерло по своему месту жительства.
Я чудом выжила. И из депрессии выкарабкалась. Хотя еще долго меня манили распахнутые окна верхних этажей, хотелось ими воспользоваться как лифтами в жизнь после жизни.
Во-вторых, муж университету предпочел диван. Полежал-полежал, да и ушел в армию (ну не вынес университет разлуки с таким «лежалым» студентом). А я осталась одна. Пусто изнутри и снаружи. Работа-учеба-сон-учеба-работа-сон-… Мне 20 лет. Проходит несколько месяцев
Потом наступает Чернобыль.
В-третьих, ближе к 9 Мая, очень-очень захотелось любви и ласки – и взять, и отдать. Денег и отгулов хватало, поэтому, купив билет на самолет до Мурманска, полетела к любимому мужу делать ему сюрприз.
Оказавшись в незнакомом городе, поняла, что адреса не знаю, есть только номер в/ч и все. Но, видимо, вселенная была «за» мои проделки, потому что все как-то устроилось: и место, где жить, и мужу увольнительная.
Секс был… Ну какое слово тут написать? Самое подходящее «всеобъемлющий».
На третий день этого празднества я поняла, что беременна. Да, это смешно звучит, но это так: вот вчера еще не была беременна, а сегодня уже все! Ну и, как пишут в школьных сочинениях про лето, «усталые, но счастливые возвращались они домой».
Началась беременность. Все ее месяцы я вспоминаю как самые воздушные и счастливые в моей жизни!
Напомню, что Чернобыль уже случился, и радиоактивное облако двигалось в сторону Москвы. А вдруг что? Значит, из Москвы надо уехать, лучше на юг: солнце, море, витамины - все это ребенку пойдет на пользу. А как уехать и куда? В отпуск просто так не пустят, денег особых не было. Гениальная идея – еду от своего предприятия вожатой в лагерь в Евпаторию.
Летний лагерь – всегда время любви всех ко всем: Второй мой вожатый быстро от меня отстал, почувствовав мою в нем незаинтересованность. Он нашел себе любовь в лице вожатой другого отряда. У них зародилось и крепчало светлое советское чувство. А на меня оказались брошены два отряда детей 7 – 12 лет. Это было трудно, но это было счастье, как будто я сама вернулась в детство. (Кстати, и с моим вожатым, и с его женой-вожатой дружим до сих пор) Про мою беременность никто ничего не знал, по мне видно не было, поэтому и поблажек мне не делали – все было как у всех других вожатых: детские проблемы, детские болезни и просто дети, висящие на тебе гроздьями. Чтобы дети побыстрей угомонились и уснули, и мне беременной дали отдых, я «усыпляла» их при помощи аутотренинга – и они засыпали самыми первыми из отрядов.
Закончилось лето. Опять работа-учеба-сон-учеба-работа, но все уже происходит со смыслом: я не просто так это все делаю, я стараюсь для будущего ребенка.
Беременность была очень легкая и удобная: я расцветала с каждым днем, токсикоза не было, давление как у космонавта, все привесы по правилам и нормам, анализы идеальны.
Из дома выходить не хочется – одеваться надо и чего бессмысленно ходить взад-вперед по улице? А дома - уютный диван, книги и любимая манная каша. Мама в приказном порядке выгуливала меня как собачку.
Почему-то два раза подряд с восторгом прочитала «Идиота». На второй раз некоторые места театрально прочитывала вслух на разные голоса. Сама с собой (или Балькой?) вслух рассуждала об отношениях Мышкин – Аглая, Мышкин – Рогожин. Все время хочется манной каши. Или оладий. На Новый 1987 год я наелась оладий так, что спала стоя, облокотившись о стол. ( До сих пор дочь не выносит даже запаха манной каши. Блины любит, а к оладьям равнодушна)
Место в транспорте не уступают – живота не видно, а срок уже 30 недель. На работе в НИИ из-за «отсутствия» живота много чего выслушать пришлось. Когда шла в белом институтском халате, многие спрашивали: «Опять мертвый родился?» - думали, что опять моя беременность неудачно закончилось, и я вышла на работу.
Сотрудницы шушукаются: «Живот маленький, формы непонятной – точно мальчик будет. А если бы девочка была – всю красоту с мамки забрала бы». А мне по фиг, кто родится, мне теоретическую механику сдавать в институте. Это не предмет, это клизма с патефонными иголками. Что-то учу, даже что-то запоминаю. Но рисковать не хочется, поэтому надеваю «беременный» сарафан и, стараясь идти вперевалочку, прихожу на экзамен. Сдала неожиданно неплохо. Сарафан ли тому причиной, но первый экзамен моей Бальки прошел удачно. Все ее последующие экзамены были такими же.
Потом было время, которое называется «лежать на сохранении». Оно прошло весело и непринужденно. Помню, что все время болели щеки, потому что мы смеялись с утра и до вечера.
Наконец, наступил день, когда моя Балька решила родиться. Вернее, она просто решила прекратить хоть и комфортное, но бессмысленное и неинформативное прозябание во мне. Сейчас она уже большая девочка, но до сих пор любит слушать, как она рождалась.
Начала рождаться она 30 января. Порождалась-порождалась, надоело, устала. Она и прекратила. Наверное, ушла спать, или есть, или еще что-нибудь. А ее снаружи люди ждут, она же их обнадежила, встречу назначила. Мама не в счет, мамины напряги – пусть мама их и разрешает, а у нее есть дела поважней.
Люди снаружи стали ее уговаривать: «Балечка, вылезай к нам – у нас тут хорошо!» - «Вот еще, вылезать. Сквозняки у вас», - подумала Балька, - «Мне и тут не плохо!». И повернулась к людям известным местом, через которое у нас все в стране делается.
Испугались люди снаружи, забегали, стали думать, чем бы Балечку увлечь, чтобы она к ним лицом повернулась. Что-то придумывали, что-то пробовали – я не помню, потому как мне наркоз дали, чтобы смогла я отдохнуть напоследок перед всей остальной жизнью с Балькой.
Потом пришел известный Доктор, самый главный среди людей снаружи, и, взяв меня за руку, разговаривать стал с Балькой, объясняя ей, почему необходимо уже всех осчастливить своим появлением. А я - проводник что ли? Или динамик, чтоб было лучше слышно?
Подумала-подумала Балька и опять начала рождаться. Но все происходило по принципу «шаг вперед, два шага назад», как будто она не была уверена в правильности своих действий.
Наконец, все закончилось. Обещанный мальчик оказался девочкой. И это было уже 31 января.
На свет появилось странное красно-синее существо с великолепным басом. Когда это существо плакало, казалось, что его длинный нос загнется в рот. Тонкие ручки и ножки, как лапки насекомого, перевернутого на спину, хаотично сгибались и разгибались пока их не запеленали. Первая моя мысль была: «И зачем такое родилось?» Балька, кажется, думала про себя то же самое. А про нас всех: «Зачем я вам поверила? Больше – никогда!»
Самым удивительным у Бальки оказалось наличие длинных черных волос, которые медсестры причесывали перед кормлением всякий раз по-разному. Зачастую она приезжала на кормление со скрещенными на груди руками, расчесанными на прямой пробор волосами, нахохлившись и с недовольным лицом. Была похожа на сердитую купчиху. Я робела и из уважения называла ее «Матрёна Селивёрстовна». Соседки по палате думали, что это ее истинное имя.
P.S. Двумя годами позже прогноз, что родится мальчик, таки нас догнал. Моя двухлетняя дочь сидела в песочнице, одетая в желтые штанишки (песочница же), бирюзовую рубашечку, а на голове был желтый бант в бирюзовый горох. Когда шестая по счету дама из родительниц других играющих детей сказала: «Какой у вас мальчик красивый!», я поняла, что впереди нас ждет много нового и удивительного…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments